Что объединяет хойникские Алексичи и Хатынь?

Хойничанка Вера Леонтьевна Кособуцкая на всю жизнь запомнила по рассказам мамы Матроны Кирилловны и не дает себе забыть, как в августе 1942-го сожгли их родную деревню Алексичи вместе с 366 ее жителями.

Разве только чудом сберегли жизнь матери Веры, ее саму и ее старшую сестру Елену.

В эти дни посчастливилось пообщаться по телефону с уважаемой Верой Леонтьевной. Неудивительно, что столько десятилетий после ужасного фашистского преступления собеседница со слезами в голосе рассказывает свою историю. Теперь, кроме нее, никто не может передать те факты.

Недаром Алексичи попали в один ряд вместе с самой известной жертвой карателей — деревней Хатынь. В отличие от последней, в нашей деревне от жестоких страданий в огне закончили жизнь 336 сельчан, включая детей. К примеру, в Хатыни погибли 149 человек.

За время войны 628 белорусских деревень побывали в огне нацистских карателей. Алексичи после войны, как мифическая птица Феникс, возродились.

Хотя во время общения нас с Верой Леонтьевной разделяли километры, мы будто чувствовали теплоту, с которой женщина вспоминала историю своей семьи. До войны, как рассказывала дочкам мама, Алексичи были крупным населенным пунктом. Это, видимо, и соблазнила врагов уничтожить его. Там действовали колхоз «Коммунар», средняя школа, церковь, работали несколько магазинов. Семья Кособуцких во время коллективизации переехала в соседнюю деревню Рабец, в Алексичах остались родители женщины — Кирилл Наумович и Елена Дементьевна. В войну, чтобы дочери было легче, бабушка с дедушкой взяли от матери на воспитание средних детей — Иванчика и Зосю. Старшая Елена и младшая Вера, которой только исполнилось полгода, остались в Рабце.

От смерти в тот страшный день, 22 августа 1942 года, спаслись лишь несколько десятков женщин. Они как раз работали на жатве, когда на горизонте увидели столпы дыма. Прибежали уже на пепелище — огонь за считаные минуты сделал из деревни кладбище. О людях и говорить страшно. Каратели сделали свое черное дело и поехали дальше.

Мать Веры Леонтьевны там, в огне, потеряла своих родителей и двух детей. Свою сестру Настасью, тяжелораненую, нашла чуть живой за деревней.

Как ни ужасно сейчас об этом говорить, но останки своих родственников люди собрали, их похоронили в братской могиле. Только в 1990-е годы могилу освятили, а в 2010-х обнесли металлическим ограждением. За это, кстати, надо поблагодарить Веру Леонтьевну, которая буквально своими ногами выходила такую необходимость, а потому сейчас чувствует свою ответственность за место памяти.

Сейчас в путешествии к местам детства Вера Леонтьевна продолжает посещать только с дочерью Татьяной: к сожалению, два года назад ушла из жизни родная сестра Елена.

В Алексичах они возлагают цветы к кладбищу родных, а также возле братской могилы. Сделали это и в прошлом году – как раз после Пасхи и после Яблочного Спаса – когда исполняется очередная годовщина со дня массовой гибели односельчан.

Пусть и дальше Вера Леонтьевна совершает свое паломничество туда и передает воспоминания новым поколениям. Ведь забыть такое — грех, а повторить – вдвое.

По материалам районной газеты «Хойнiцкiя навiны».

Регионы.by
Добавить комментарий